ДнЕв ПлЮфЕвОй ЗаЙкИ

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

ДнЕв ПлЮфЕвОй ЗаЙкИ > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — вторник, 18 декабря 2018 г.
Друг Alinora rey Vallion 00:30:01
Всем привет. Прошла уже куча времени с публикации последней работы. Эта работа как всегда новая (слеш старая). Эту работу так же можно назвать зарисовкой или "прологом" к трем (а может и более, кто знает) большим работам, над которыми в данный момент идет работа. Публиковать их я начну только, когда закончу их полностью писать, так что свет их увидит еще не скоро. А пока наслаждайтесь маленькой сказкой!

Когда я был маленьким, у меня был друг. Он приходил ко мне редко, но всегда когда я был один и ни родителей, ни сестры не было дома. И заходил он всегда наистраннейшим образом – через окно.

Подробнее…Часто бывало, что сидя один в своей комнате на полу, я собирал паззл или играл во что-нибудь, а он постучится в оконное стекло, балансируя на узком подоконнике. Сначала, я очень боялся за него и, стоило раздаться стуку, стремглав подлетал к окну, молясь, чтобы он не сорвался. Такая реакция веселила его раз за разом и, однажды, он сделал вид, будто сорвался. В тот момент, когда его темная макушка мелькнула за подоконником, я почувствовал, как сердце камнем рухнуло в пятки. Но стоило мне распахнуть окно, так он весело запрыгнул в комнату, хватаясь за живот от смеха и в пол уха слушал мои разгневанные вопли о том, какой он дурак и как я волновался. После с раскрасневшимся от смеха лицом и виноватыми глазами, он все же попросил у меня прощения, а я великодушно его простил. Больше подобных выходок не было, но подкалывать меня и пугать он просто не мог прекратить.

Волосы у него на голове всегда торчали в разные стороны и походили на старое воронье гнездо, которое щедро посыпали золой. А на обычной белой футболке без рисунка всегда красовались пятна всех цветов и размеров. Как-то в шутку я пытался сосчитать их, но сбился со счета, каждый раз находя новые. Старые потрепанные джинсы, которые были на пару размеров больше нужного, придавали ему еще более неряшливый и чумазый вид.
Каждый раз, первым делом он спрашивал о том, когда вернутся родители и сестра. Но никогда не слушал ответ, будто он был не важен, но каждый раз, когда ключ щелкал в замке, он уносился прочь, оставляя лишь открытое окно. А мама, заходя в комнату, ругала меня за подобную беспечность, закрывала окно, причитая о том, что у меня слабое здоровье и я обязательно заболею, если буду сидеть с открытым окном.

Он был старше меня на несколько лет, но все равно приходил возиться со мной. Он рассказывал мне увлекательные истории, захватывающие меня и, зарождая в моей душе желание увидеть те поля, те горы и дворцы, о которых он с таких вдохновением рассказывал. Когда я просил взять меня с собой, чтобы посмотреть на их он лишь отвечал, что еще не время и надо подождать пока я подрасту. Иногда он рассказывал и страшилки. Он выключал свет и кошмары, и ужасы выходили на ночную охоту за непослушными детьми. Они пугали меня, укрыться с головой под пледом и, заставляя сжаться в комочек, но не прекращали притягивать меня и он прекрасно знал это. И не переставал снова и снова смеяться над моей реакцией.

Учил играть в карты и мухлевать. Показывал мне фокусы и учил тому, как правильно обчищать карманы у зевак. Я всегда удивлялся, откуда ему столько известно. В ответ он только ухмылялся да пожимал плечами. Часто он брал книги с моей полки и предлагал почитать вместе. В ответ я лишь широко улыбался и соглашался.

Когда я подрос, то сам стал зачитываться книгами, которые он мне советовал. Иные я находил сам и с жадностью бродившего по пустыне заглатывал слова, пытался раскрыть все загадки и полностью окунался в сюжет, будто в прохладную воду, стараясь избавить себя от удушливой жары реальности, которая никак не хотела отпускать меня.

В ответ я мог лишь рассказывать ему, чему я научился в школе, как проводил свои дни, когда он не навещал меня. Он всегда внимательно выслушивал меня, смеясь вместе со мной над глупыми моментами и успокаивая, если что-то случалось. Зная множество цитат и выражений, в особо трудные моменты он поднимал палец вверх, призывая к вниманию, как старый профессор, и заумным тоном выдавал великую мысль одного известного человека. Несмотря, на то, что фразы всегда были точны и правдивы, от этого выражения лица всегда тянуло смеяться, особенно, когда закончив высказывание он с гордым видом поправлял пальцем невидимые очки. А после долгого смеха, любые проблемы казались незначительны.

Меня всегда терзали сомнения, не скучно ли ему возиться с таким ребенком, как я, ведь наверняка каждый хотел бы быть ему другом или хотя бы просто быть с ним за компанию. Из-за этого я всегда боялся, что в один не очень прекрасный день, он не придет, оставив меня в одиночестве. Но раз за разом он приходил, разбивая все мои страхи и сомнения.
Время пролетало незаметно и стремительно, и однажды, я осознал, что обогнал его в росте, но он все равно не переставал трепать меня, как ребенка, по волосам и во всем вел себя, как старший брат. А насчет моих замечаний о его росте всегда отшучивался о том, что он просто дал мне фору, чтобы мне не было обидно всегда быть ниже. При этом он всегда отводил взгляд, но уже через мгновение улыбался во весь рот, говоря не думать об этом.
Я не помню уже, как он появился в моей комнате первый раз, но отлично помню, что было потом.

В тот день родители с сестрой вернулись раньше обычного, а мы сидели в гостиной и увлеченно играли в приставку на полной громкости для пущей реалистичности. Когда в комнату вошла мать, было слишком поздно, чтобы успеть спрятаться. Увидев недовольное лицо матери и прекрасно зная как она относится к тому, чтобы я играл в приставку, когда остаюсь дома один, я сконфузился, опустил взгляд и начал объяснять, что ко мне пришел друг и я не нарушал запрета. И когда я, наконец, поднял глаза, чтобы представить их друг другу, наткнулся лишь на печальный взгляд золотистых глаз друга и замолк на полуслове. Я обернулся к двери, где стояла мать, не понимая, почему у нее на лице отразилась такая печаль. Она аккуратно подошла ко мне и, прижав мою голову к своей груди, начала ласково гладить по волосам, как делала это в далеком детстве, чтобы успокоить меня, нашептывая что-то приторно ласковое. Только после нескольких попыток я понял, что она говорила. Она пыталась убедить, что я был целый день один и никакого друга нет и не было, но что все будет хорошо, что она теперь здесь рядом.

На мой крик прибежали отец с сестрой, до этого находившиеся на кухне. Мать все так же пыталась меня успокоить, а я все кричал, пытаясь доказать, что вот он друг сидит за мной на диване и играл со мной в приставку, что он вообще приходит уже несколько лет, стоит им уйти и он единственный, кто скрашивал мое вынужденное заточение здесь.

Происходящее дальше я старался вырезать из памяти как можно быстрее, поэтому помню только, как убежал в свою комнату и, заперев дверь, пытался успокоиться, убедить себя, что родители просто неудачно пошутили и завтра все будет хорошо. За этим занятием я и заснул.

Проснувшись, я увидел над собой лишь белый потолок и понял, что это не моя комната и даже не мой дом. Меня окружал запах лекарств, ослепляющий белый свет, который бывает только в больницах. В палатах со стальными решетками на окнах и дверях сидели и ходили дети, будто чудные звери, выставленные на обозрение публике. Льстиво добрые медсестры подходили к ним, разговаривали, пытаясь убедить в одном – что все, что они видят и слышат ненормально и лучше быть как все. Некоторые плакали, а кто-то бесцельно ходил из угла в угол, а некоторые застыли глядя в одну точку, будто их рассудок находился в иных мирах, как можно дальше от их белых клеток. Были врачи в длинных белых халатах, которые с ласковыми улыбками пытались мне объяснить, что все в порядке и совсем скоро меня выпустят отсюда, лишь пей я лекарства, которые вылечат меня, да был бы послушным мальчиком. Я лишь качал в согласие головой и не спорил, все же надеясь выбраться отсюда.

Мой друг не забывал меня и часто по ночам, когда все спали, будил меня тихим стуком в окно. В свете фонаря он корчил рожицы и разыгрывал немые истории, смеша меня и прогоняя скуку. А иногда просто прикладывал свою ладонь к стеклу между прутьями решетки и улыбался во весь рот, пытаясь подбодрить. Так могло продолжаться до самого утра, пока крикливая медсестра во время очередного обхода не замечала меня у окна и не требовала, чтобы я немедленно вернулся в постель.

Дни текли за днями, сливаясь в недели, те превращались в месяцы, а месяца слетались в года.

Сегодня прошел еще один год с того момента, как меня посадили сюда. Дерево за окном опять сбросило свои листья, дожди снова застучали о подоконник свою печальную мелодию. В эту казалось бы дождливую ночь я проснулся от мягкого прикосновения ко лбу и тихого шепота. С трудом разодрав глаза, я удивленно уставился на своего друга, нависшего надо мной. Его золотистые глаза сияли в темноте мягким светом и блестели, как кусочки драгоценных камней стоило лучу фонаря попасть на них.

- Тшш, вставай и пошли со мной. Только тихо, - прошептал он одними губами.

Я отбросил одеяло и сел на кровати, ища на ощупь тапки. Найдя и как можно быстрее вставив в них ноги, я спрыгнул с кровати. Тут же он схватил мою руку и потянул за собой. Сначала к двери, распахнул ее ногой и вытащил меня в коридор. Мы бежали мимо других палат с двух сторон окружавшие нас, наши шаги эхом отдавались в пустом коридоре. В конце коридора было видно окно, за ним висела полная луна, ее свет делал все призрачным и таинственным.
Ноги, отвыкшие от бега, плохо слушались, но я бежал из-за всех сил, стараясь не отставать. В другом конце коридора начали зажигаться лампы, видимо, шел очередной обход. Но окно было уже близко. На нем не было решетки и мы вбежали на освещенное Луной пространство. Окно было приоткрыто, и хватило одного легкого движения, чтобы распахнуть его. В лицо ударил ветер и запах ночи, всколыхнув до безобразия отросшие волосы. Но времени, наслаждаться позабытыми ощущениями, не было, друг запрыгнул на подоконник и помог мне забраться. Я еще не успел испугаться высоты, как он шагнул в пустоту, крепко держа меня за запястье. Я на автомате шагнул за ним и с удивлением понял, что не падаю, а уверенно стою на тонкой лунной дорожке, сияющей под ногами. Зрелище заворожило меня.

- Теперь ты свободен, - я обернулся на звук его голоса. Он смотрел на вьющуюся перед нами дорожку и широко улыбался.

- Теперь мы можем бежать на встречу приключениям, - подхватил я и, дернув его, побежал вперед, будто это я его спасал из той болезненно-белой комнаты, а не он – меня.
В ответ раздался лишь веселый смех и полушутливая угроза:

- Сейчас я тебя догоню, ты заплатишь за то, что причинил мне столько хлопот!

А внизу, под ногами мигали огоньки большого города, куда-то в неизвестность ехали машины и запоздалые пешеходы спешили по домам с работы, в больнице поднимали визг и крики, а под звездными софитами двое детей бежали, забыв о противном грязном взрослом мире, отбросив старую потрёпанную реальность, навстречу начинающимся приключениям и новым неизведанным мирам.

­­

Категории: Мои мысли, Моя жизнь, Отчет о прожитых днях, Фикбук, Мое творчество, Мысли, История
показать предыдущие комментарии (18)
02:16:29 Alinora rey Vallion
Самый печальный пример. Но и собственные убеждения не могли остаться в стороне.
02:17:24 l Zombi l
Ну вообщем надеюсь ему нравилось. А так то мне Менсон нравится)
02:19:02 l Zombi l
Ладушки, у меня я тут заметил 4 ночи, а мне в 7 просыпаться, добрых снов и хорошего дня)))
02:21:13 Alinora rey Vallion
Никогда не слушала. Что посоветуешь? Да уж. Надеюсь хоть немного отдохнешь. Хороших снов и удачного дня)
Позавчера — понедельник, 17 декабря 2018 г.
Пётр Мамонов твой последний оловянный солдатик 23:08:28
Из интервью Петра Мамонова накануне своего 60-летия о том, как он постигал духовность и как это изменило его жизнь.
Скандалист и провокатор в прошлом, основатель одной из лучших в СССР рок-групп очень изменился – живёт в глухой деревне, пришёл к вере, начал вести здоровый образ жизни.

– Как случилось, что я к вере пришел? Погибал, умирал, был на краю, жить хотелось. Взялся за ум. Стал спасать себя. Сначала тело. Потом о душе задумался. Порой сложно приходится, потому что надо преодолевать себя: страсти бурлят, кипят — ужас, караул! Тогда молюсь: «Господи, помилуй!» Помогает. Не помню о своем прошлом ничего, кроме того, что это был полный бред. Не помню вчерашний день и помнить не хочу. Я устремлен вперед. У меня вечность впереди. В течение жизни мы наживаем хорошее и плохое. У меня на лице все мои пороки, горести, радости написаны. И лица наши, и тела — все по нашей жизни. Дух творит себе формы. У пьяницы цирроз печени — это что, Бог его наказал? Это он сам выбрал! Если бы я пил до упора — уже бы сдох. Слава Богу, понял, что надо завязывать. Из-за пьянки потерял лет десять-двадцать жизни. Но главное — что понял!

— Каждый встречающийся на пути человек — ангел. Он тебе помощник и встретился недаром. Он тебя или испытывает, или любит. Другого не дано. У меня был случай в молодости. Выпивали мы с приятелем, расстались поздно. Утром звоню узнать, как добрался, а мне говорят: он под электричку упал, обе ноги отрезало. Беда невыносимая, правда? Я к нему в больницу пришел, он говорит: «Тебе хорошо, а я вот…» — и одеяло открыл, а там… ужас! Был он человеком гордым. А стал скромнейшим, веселым.

Поставил протезы, жена, четверо детей, детский писатель, счастьем залит по уши. Вот как Господь исцеляет души болезнями физическими! Возможно, не случись с человеком горя, гордился бы дальше — и засох, как корка черствая. Таков труднопереносимый, но самый близкий путь к очищению духовному.

Жизнь порой бьет, но эти удары — лекарство. В этих испытаниях мы становимся все чище и чище. Золото в огне жгут, чтобы оно стало чистым. Так и души наши. Господь не злой дядька с палкой, который, сидя на облаке, считает наши поступки, нет! Он нас любит больше, чем мама, чем все вместе взятые. И если дает какие-то скорбные обстоятельства — значит, нашей душе это надо.

— Зачем мы живем? Долгие годы я никак не отвечал на этот вопрос — бегал мимо. Был под кайфом, пил, дрался, твердил: «Я главный». А подлинный смысл жизни — любить. Это значит жертвовать, а жертвовать — это отдавать. Схема простейшая. Это не означает — ходить в церковь, ставить свечки и молиться. Смотрите: Чечня, 2002 год, восемь солдатиков стоят, один у гранаты случайно выдернул чеку. Подполковник, 55 лет, в церковь ни разу не ходил, ни одной свечки не поставил, неверующий, коммунист, четверо детей… брюхом бросился на гранату, его в куски, солдатики все живы, а командир — пулей в рай. Это жертва. Выше, чем отдать свою жизнь за другого, нет ничего на свете.

В войну все проявляется. Там все спрессовано. А в обыденной жизни размыто. Мы думаем: для хороших дел есть еще завтра, послезавтра…

Брак — сложнейшая вещь, это подвиг, равный монашескому житию. Кто-то один — моно, монк, монах, от слова «один», а в браке две равные дороги. Видеть хорошее, цепляться за него — единственный продуктивный путь. Другой человек может многое делать не так, но в чем-то он обязательно хорош. Вот за эту ниточку и надо тянуть, а на дрянь не обращать внимания. Любовь — это не чувство, а действие. Не надо пылать африканскими чувствами к старухе, уступая ей место в метро. Твой поступок — тоже любовь. Любовь — это вымыть посуду вне очереди.

Нельзя рассказать про то, что такое христианство, не пробуя. Попробуйте уступить, позвонить Людке, с которой не разговаривали пять лет, и сказать: «Люд, давай закончим всю эту историю: я что-то сказала не так, ты сказала… Давай в кино сходим». Вы увидите, как ночью будет хорошо! Все возвращается во сто крат тебе, любимому, но только не тряпками, а состоянием души. Вот подлинное счастье! Но чтобы его достичь, каждую минуту надо думать, что сказать, что сделать. Это все есть созидание.

Посмотрите, что делается вокруг: сколько хороших людей, чистых, удивительных, веселых лиц. Если мы видим гадость — значит, она в нас. Подобное соединяется с подобным. Если я говорю: вот пошел ворюга — значит, я сам стырил если не тысячу долларов, то гвоздь. Не осуждайте людей, взгляните на себя.

Спаси себя — и хватит с тебя. Полюби себя, а потом самолюбие преврати в любовь к ближнему — вот норма. Мы все извращенцы. Вместо того чтобы быть щедрыми — жадничаем. Живем наоборот, на голове ходим. На ноги встать — это отдать. Но если ты отдал десять тысяч долларов, а потом пожалел, подумал, что нужно было отдать пять, — твоего доброго дела, считай, и нет.

«Счастье» — от слова «сейчас». Сейчас хорошо, сейчас хочу и получаю. Все хотят счастья, любви, здоровья. Богатства хотят. Не понимая, что это такое. Я знаю множество богатых людей — и все они несчастны, как один. Нам помыть себя изнутри, очистить мысли — и тут же хорошо становится даже без денег. Идешь ты с полным кошельком, и тут в подъезде по чану стукнули, все отняли — и денег нет. А Святой Дух в твоей душе никто не отнимет.

Каждую ночь нужно задавать себе простенький вопрос: я прожил сегодняшний день — кому-нибудь от этого было хорошо?

Мне сейчас чудо — каждый день, у меня каждый день небо разное. А один день не похож на другой. Счастье, что стал это замечать. Я очень много пропустил, мне очень жаль. Об этом я плачу, внутренне, конечно. Могло быть все чище и лучше. Один человек сказал: ты такие песни написал, потому что водку пил. Но я их написал не благодаря водке, а вопреки. С высоты своих 60 лет я говорю: нельзя терять в этой жизни ни минуты, времени мало, жизнь коротка, и в ней может быть прекрасен каждый момент. Если кто-то меня услышит и начнет стараться так делать — из молоденьких, юных, красивых, пока игла еще не торчит в вене, — это победа.



Категории: Пётр Мамонов, Цитаты
суббота, 15 декабря 2018 г.
Отрывки Zolnce в сообществе IloveBigBird 15:17:24
Работа "Единственный"
Автор: Чёрный Хамелеон
___________

Подробнее…Однажды, он после отбоя вошел в мой кабинет, решив эту ночь провести у меня. Я тогда разбирался с документами и сообщил, что скоро закончу и уделю ему внимание. Он кивнул, закрыв за собой дверь, внимательно смотря на меня своими глазами, по-птичьи склонив голову набок. Тогда я чуть улыбнулся ему и вернулся к документам. Стервятник же прошел вглубь кабинета, налив воду в чайник и поставив его кипятиться на газовую плитку. Затем, свернувшись на диване, он закурил, стряхивая пепел в пепельницу, стоявшую на тумбочке рядом с диваном. Стервятник умел ждать. Ждал молча, не мешая. Он мог сидеть так часами, наблюдая за мной или витая в своих мыслях, покуривая сигарету. В тот раз я смог освободиться довольно быстро. Даже до того, как вскипел чайник. Сделав нам чай, я устроился рядом с ним, уложив его голову на свое плечо. Он благодарно прижался, изредка потягивая напиток из кружки.

Той ночью нам обоим не спалось. Он тянулся ко мне, жался и явно немного нервничал.
- Что с тобой, Рэкс?.. Что тебя тревожит? – тихо спросил я Птицу, сильнее прижав его к себе. Он взглянул на меня немного грустно и заговорил: - Знаешь… Ты самый близкий мне из живых. Я очень благодарен тебе… Надеюсь, что ты простишь мне эту маленькую шалость… - после этих слов его сухие тонкие губы накрыли мои, мягко целуя. Я же не смог сопротивляться потому, что и не хотел это делать, и поцеловал его в ответ. Его цепкие лапки сжали рукава моей футболки, в которой я обычно спал при нем. Он не ожидал, что я отвечу и поэтому этот поцелуй был еще более сладким. В ту ночь мы позволили себе то, к чему и вели наши отношения. Я, наконец, осознал, насколько и как именно мне не хватало его. Мы целовались как обезумевшие, срывали друг с друга одежду и ласкали друг друга, заставляя стонать в голос от ощущений и рвущихся на волю чувств.
Я прижимал его к себе, сначала целуя в губы, затем переходя с них на шею, покусывая, целуя и оставляя едва различимые засосы, которые к утру уже будут незаметны. Он постанывал, откинув голову, тем самым давая мне полный доступ. Мои пальцы ласкали его соски, руки гладили грудь, живот и бедра, и постепенно я накрыл его пах, Стервятник же издал довольный стон и призывно толкнулся в мою руку. Руководствуясь интуицией, я спустился ниже и сняв со своего воспитанника трусы, стал ласкать его член языком. Рэкс часто задышал, а его плоть стала наливаться кровью и твердеть. Тогда я осмелился вобрать его член в рот и стал ласкать губами и языком, постепенно заглатывая больше. Хотя такого я никогда не пробовал, я догадался, что получается у меня неплохо по реакции Стервятника, который чуть толкался в мой рот, подрагивая от возбуждения, не в силах сдерживать сладкие стоны. Птица не дал мне довести его до оргазма, сказав, что хочет, чтобы хорошо было обоим. Я не успел опомниться, как он развернул меня и уложил на кровать, теперь сам, лаская мой член. Я никогда не испытывал такого наслаждения. Ни с одной женщиной. Стервятник умело ласкал мою плоть, а его растрепанные светлые волосы приятно щекотали мои ноги. Но в какой-то момент он оторвался от ласк и лег на кровать рядом со мной. Чуть улыбнувшись своей зубастой полуулыбкой, похожей на оскал, он облизнул свои пальцы и приставил их к дырочке, смазывая ее и проникая внутрь, растягивая себя. Я как завороженный смотрел на это, а Рэкс постанывал, добавляя пальцы. Он закусывал губы, и его грудь поднималась от глубокого дыхания. Но, наконец, он открыл глаза, вынув пальцы и призывно кивнув мне. Я тотчас навис над ним, как можно более осторожно положив его ноги на свои плечи, и стал медленно входить, давая ему привыкнуть. Сначала он жмурился и кусал губы, но потом его тело постепенно привыкло и впустило меня. Это были невероятные ощущения. Я входил в тело Птицы все быстрее. Он тоже уже наслаждался ощущениями, издавая стоны и прося меня входить быстрее. Я исполнил его просьбу, нагнувшись и поцеловав его в губы. Он отдавался мне полностью, изгибаясь подо мной, шепча мою кличку. Я первый кончил в него. Он кончил почти сразу же после меня от того, что я не прекращал входить в него и ласкать его член рукой. Выйдя из тела воспитанника, я устало лег рядом с ним, целуя его во вспотевший лоб. Он обвил мою шею руками, прижимаясь. Пролежав так немного, я все же решил отвести его в душ, который мы приняли вместе, а после сладко уснули в объятьях друг друга. Тогда я думал, что теперь все будет хорошо.


https://ficbook.net­/readfic/2789701

Категории: РПервый, Слэш, Отрывки


ДнЕв ПлЮфЕвОй ЗаЙкИ > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Я с тобой до конца 10.
Какие аниме подходят тебе?
4567745675674
читай в дневниках:
Очередняк...
Прикольная игра.
Для всех кому интересно и кто,возмо...

  Copyright © 2001—2018 MindMix
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх